Если хочется нажраться
Написал Владимир Ланько   

Незнакомка, 01.08

ВОПРОС

Я уже достаточно долгое время веду здоровый образ жизни: здоровое, умеренное питание, регулярный спорт. Похудела больше чем на 20 кг, вес держу уже 6 лет. Но периодически возникает желание наесться, нет, НАЖРАТЬСЯ (простите, но именно так) до боли в желудке, до невозможности дышать. При этом мозги напрочь отключаются, остается только желание забить желудок до отказа. И ведь при этом понимаю, что фактически врежу себе, своему здоровью, фигуре. И не могу себя понять — почему я себе враг, вредитель?

ОТВЕТ

Читаю сообщение. Вначале появляется гордость: «Вот ведь как может человек! Ух ты!» Это похоже даже где-то на оптимистичную рекламу какого-нибудь средства или клуба. Не хватает лишь фотографии — я была такой, а теперь — вот такая. И все бы ничего. Да только рекорды эти... той же мерой гордости — только в другую сторону — показывают глубину залегания проблем, неудовлетворенности. Какой? Разной.

А следом за гордостью — страх. Я просто представляю себе — что еще может меня быстро и конкретно выбить из «человека разумного» в «человека голодного»? Страх. Остаться голодным. Голодным — значит близким к гибели. Если я не наемся как следует — я погибну. Почему? Потому что совершенно неизвестно, когда мне выпадет счастье и милость получить пищу в следующий раз! Это плен. Это совершенная изоляция, в которой есть только я. Хотя в ней есть много чего. Только нет УВЕРЕННОСТИ, ВЕРЫ в то, что:
— в любой момент времени я смогу попросить любую еду и получу ее;
— я могу съесть столько и так, как хочу;
— это не будет означать, что это был последний раз;
— я не стал плохим после всего этого, и меня по-прежнему любят.

Тот, кто голодал по своему сознательному выбору, приблизительно представляет, как себя чувствует голодный человек. Приблизительно — потому, что нет в плановом голодании страха за свою жизнь, когда забываешь именно обо всем, и нет никого и ничего: есть только Я, голод и страх.
Это настолько глубокое переживание, что совершенно легко предположить, как и когда оно появляется. Конечно, было бы, вероятно, упрощением сводить вопрос только к этому моменту нашей жизни. Однако почти все начинается именно там.

Рождение ребенка. Первые часы, дни, месяц. Именно это время наполнено для новорожденного основным действием — приспособлением к жизни в новых условиях. Нет больше пуповины — источника питания: пищи и кислорода. Есть врожденный сосательный рефлекс и поисковый рефлекс. И еще ряд таких, которые помогают выжить. При условии, что рядом находится МАМА. Которая чутко распознает сигналы своего младенца и помогает ему удовлетворить его потребности — в контакте, в пище, в безопасности. И чем свободнее, спокойнее, увереннее и чутко это делает мама, тем легче малышу. Я не буду описывать множество разных аспектов этого периода, но питание — это его центральная тема.

Родившись, ребенок начинает искать губами сосок матери, он слышит знакомое дыхание и биение сердца, он чувствует запах. Он изо всех своих сил стремится к источнику своих сил. Эти звуки и запах отличаются от всего, что есть вокруг, и означают для него его жизнь. И когда малыш получает наконец-то свою добытую трудом каплю молозива, когда он получает возможность захватить сосок материнской груди — он получает свой первый опыт достижения цели, свой первый опыт удовлетворения базовых потребностей: еда и безопасность.

Можно провести прямую аналогию между тем, как мы ели в первый месяц своей жизни, с тем, что с нами происходит сейчас, как мы едим сейчас.
И вопрос «враг ли я себе, когда набиваю свой желудок» — это лишь спасение от вопроса: «кто отвечает за то, что я — голоден, что мой организм не получает пищу, а все тело охватил страх, что я останусь голодным?»

Но это лишь вариант, который не является однозначным. Потому что есть и другие варианты, когда все было в порядке с кормлением. Но когда в какой-то важный жизненный момент происходит Событие, переворачивающее с ног на голову наше представление о себе. И для того, чтобы справиться с этим Событием, нам приходится буквально «переворачивать» себя с ног на голову. И появляются в нашей жизни идеи о том, как мы ДОЛЖНЫ выглядеть, питаться, вести себя и так далее. Приведу пример.

Всем известно, что в подростковом возрасте каждый человек переживает некий кризис. Одна из его особенностей в том, что человек осознает себя уже не ребенком — бесправным и слабым, — но еще и не взрослым — сильным и ответственным. Идет поиск себя через поиск идеалов — тех, которые помогут выстоять и справиться с непониманием — себя, окружения, новых требований, возможностей... И в такой момент кто-то очень важный говорит: «Да ты на себя посмотри: на кого ты похожа!» Или что-то подобное. Все! Мир рушится. И что остается делать? Смириться с этим или переродиться. Переродиться? Изменить свои привычки — и кулинарные в том числе. По-разному это проявляется. Кого-то «удерживают» в таких рамках родители, кого-то спорт и другие интенсивные физические нагрузки мобилизуют. А кто-то налегает на учебу. Зачем? Чтобы скомпенсировать то, что НЕ нравится, не соответствует новым идеалам, новым взглядам. И особенно сложно, если это — взгляды и идеалы другого человека, который даже приблизительно не представляет, насколько это может быть вредно.

И в первом случае и во втором есть общее — невозможность или затрудненная возможность ОСОЗНАНИЯ происходящего. Вы пишите «мозги отключаются» — то есть все происходит чисто инстинктивно. Так, чтобы удовлетворить те потребности, которые важны для нас, и которые наш «включенный мозг» затрудняется удовлетворять. И это очень простые и понятные потребности: эмоциональный голод, голод общения, голод в уверенности в себе, самоуважении, принятии себя — такой, какая есть. А спорт, диеты, продолжительность — это отлично, но это лишь часть возможных способов решения проблемы. Это как попытки лечить насморк, выражающиеся в воздействии на симптомы.
В вопросе ничего не написано о взаимоотношениях с близкими, о том, что они думают или как относятся к этой проблеме. Будто или нет никаких и ни с кем отношений, либо они не выдерживают сравнения в важности с диетой, спортом, 20 кг и набитым желудком, когда чувство удовлетворенности компенсирует все, чего не хватает. По моему мнению, это лишь подтверждает необходимость чувствовать, видеть и слышать поддержку – от родных, от кого-то близкого, кто вас понимает.

Вредите ли вы при этом своему здоровью? Не знаю... Может, это отчаянная попытка вашего организма напомнить вам о его потребностях, о ваших потребностях? Попытка, которую вы сейчас уловили и задумались о ней. Почему? Хороший вопрос. Но ведь еще есть «зачем?». И «что делать?».

Думаю, что с ответом на первый более-менее ясно. Перейдем ко второму («зачем?»), на который я тоже частично ответил — все это вы делаете для того, чтобы избавить себя от какой-то еще большей боли, глубоких чувств, воспоминаний, которые их вызывают, чтобы оправдать то или того, кто был рядом с вами тогда, когда все только начиналось. Чтобы оправдать себя. Но и для того, чтобы наконец-то обратить внимание на суть происходящего с вами. Знаете, как иногда в фильмах говорят: «Ущипни меня, чтобы я знал, что я жив», — чтобы удержать связь с реальностью и помочь себе.

И теперь: «что делать?». Варианты есть разные. Можно разобраться в исходной ситуации, которая запустила специфический процесс борьбы за стройность и здоровый образ жизни так, будто это война со своим телом и своими потребностями. Можно сосредоточиться на формировании нового отношения к себе, своему образу жизни.

Как я писал, в подобных ситуациях нам не хватает осознанности наших действий. Причем чем больше мы стараемся отказываться от своих потребностей, тем сильнее нас «выключает» волна страстей. Сложность в том, что трудно предугадать, когда это произойдет.

Поэтому буду неоригинален — необходим психотерапевт, который сможет, сохраняя независимую стабильную позицию, организовать так общение на консультации, что вы сможете постепенно и эффективно достичь этой самой осознанности и определить, как желание поесть, здоровый образ жизни, фигура и вес могут сосуществовать друг с другом.

Ведь ни у кого не вызывает сомнения необходимость в тренере в спортзале, где мы укрепляем свое тело и удовлетворяем свои потребности в нагрузке, развитии своего тела? Или в рекомендациях диетологов... Точно так же и с психикой — с тем, что делает нас такими, какие мы есть. Тут тоже нужен тренер — коуч, психотерапевт, консультант – назовите, как хотите.

Я не думаю, что вы — враг самой себе, хотя это так выглядит. Любое ваше действие имеет своей целью помощь себе. Просто не всегда это получается с пользой. Но лишь друг может увидеть правду, произнести ее и остаться другом, чтобы продолжить поиск выхода из ситуации. Я думаю, что вы именно так и поступаете по отношению к себе.

С уважением,
Владимир Ланько

(по материалам блога о женской красоте и здоровье "Сохраняя и умножая")